Эшли.

"Тонкая , изящная и быстрая железяка."

Шум тысячи голосов пробивается сквозь толстые стены. Требующая хлеба и зрелищ толпа скучает в ожидании, потому сейчас так громко. Но будет ещё громче.
Народ бушует, как волна, немногим отличаясь от бурного бурого моря. Разве что не бьётся о скалы, не пенится, не рычит. Пока что.
Не смотря на хаотичность порядка на арене, зрители держали себя в руках - дай злой и невоспитанной собаке кость, она завиляет хвостом, подчинится, но скалить пасть не перестанет - в её характере представлять опасность, будучи совершенно уязвимой перед рукой, что в следующий раз замахнется, но бросит не кость, а палку.

Глупый не человек - глупый народ, потому что берет эту кость.

Скоро ваш выход. - Мужчина склонился над пепельной розой макушки, на вдохе прикрывая глаза.
Я знаю, дорогуша. - Он делал так не часто, грешил, признаться, иногда. И заблуждался, считая, что его выходка остаётся незамеченной.
(он хочет тебя)
Замечали. Всегда. Но жест в угоду чужому самолюбию оставляли без внимания.

Вы позволите мне выйти с вами на платформу? - В руке беззвучно подаёт сигнал съёмный чип, подмигивая диодом. Мужчина передаёт его, вкладывая в протянутую ладонь. В гранях чужих пальцев заиграли жёлтые блики в такт пульсу устройства.
Ты так хочешь составить мне компанию? - Женские уста изгибает змея, рисуя к краям тёмной помадой лукавый оскал.

(И предстань перед ним сам Диавол...)

Вы не оставляете мне выбора.

(... он снял бы шляпу.)

Хм-м-м. Ты можешь остаться и наблюдать за боем через проекцию. Мне нужен свой человек здесь, а там, дружочек, присутствие кого-то ещё помимо участника может обернуться нежелательными сюрпризами.
Думаешь, может что-то случиться? Ты несомненно права, но все же...- Его задевает нежелание, или же просквозившая обида в речи свидетельство чего-то другого. Силуэт в эластичном костюме поворачивается, и мужчина видит в глазах напротив розовый закат и красное солнце.
Скажи, Робби, почему ты изъявил желание работать на меня? - Неизменным остаётся только выражение глаз, в то время, как губы продолжают искушать, невольно, но явно.
...а я скажу. - В отражении зрачков лицо напротив все ближе; шаг сменяется другим; ритмы сердец, дыхания, разные, и страсть - мужчина с горящим взглядом - не для нее.
Я вся во внимании. - Улыбка на губах резонирует в усмешку, в ухмылку, в гнутую и откровенную насмешку, но недолго.
И вот их ( женских губ) касаются чужие. Едва и невесомо, прямо как снег, столь же обжигающе холодно и совершенно безвкусно. Ей так казалось. И было с чем сравнить.

(Юноша отстраняется и так невинно звучало это "чмок"...)

-...поэтому. - Поцелуй растаял на губах шёпотом. И, прежде, чем он успел вновь на них замёрзнуть, женщина отстранилась и ушла, скрываясь в тяжёлом синем свете коридора, заливаясь продолжительным хохотом.

(...что даже смешно стало.)

Как раз сейчас на арене завершают свой бой первые железные гладиаторы. Подготовка ко второму этапу развлекательной программы подошла к концу: место действия убирают мехи, быстро и методично сработали чистильщики, заработал персонал. За этим с платформы наблюдает Эшли, удобно устраиваясь на месте участника. Пока опущен занавес, а зрителя разогревает голос комментатора, есть время подготовиться.
Устройство, в котором разместилась одна из лидирующих поставщиков, представляло из себя глубокое медитативное кресло, в которое едва ли не ложился "игрок", как в массажное кресло - пульт управления жизнью встретил в свое седло пепельноволосую мягким звонком, - и было чем-то похоже на медицинскую капсулу.
(Но сейчас не об этом.)
Затягивая поясные ремни, под характерные щелчки, женщина задумчиво спрашивает в пустоту устройства:

Знаешь, Робби, мне казалось ты со мной отнюдь не по этой причине? - Но думала она не об этом. Далеко не все что происходило с ней сейчас по-настоящему волнует. Не Робби.
Долго ждать ответа не пришлось, в гарнитуру тут же загудел немного искаженный мужской голос:
- И по другим тоже, Эшли.
- Надо же. Озвучишь?
- Потому что ты меня выкупила - раз. потому что теперь ты мой Мастер - два, и ты предоставляешь топливо.
- Ха-ха-х. Ну разумеется. И именно поэтому я здесь.
- Ясно.
- К слову, а что для тебя "Мастер"?
- Теперь уже смысл жизни.
- О-о-о. А ты недолго думал.
- Что бы ответить на этот вопрос, леди, мне не требуется много времени на размышления.
- Вот как. Понятненько. И все же подумать никогда не бывает лишним.

- Эшли.

- М-м-м?
 - Синтетические пальцы касаются голографической панели, активируя системы, листая показатели аватара, выводя его из режима ожидания.
- Скажи, у меня есть шанс?
Ха-ха-х.- Женщина смеётся, но весело ей не поэтому. Едва ли, парень. Едва ли. Рядом с этой женщиной - никаких шансов. И не только у тебя.
Вернемся к этому разговору после боя. - Пара лёгких движений в воздухе и с той стороны толпу разрывает в ликовании.
- Победи.
- Даже не сомневайся, дорогуша. Тот кто встаёт на пути Мастера...
 - и даже будь то нежелательное влечение...

Ну что, девочка, поиграем?! - вопит через поле, с платформы напротив, противник. Эш смотрит прямо на него - прямо в его глаза - улыбаясь.

Умрет.

И то что ранее назвали тонкой и изящной железякой двинулось с места на аватар противника, расправляясь стройным хромированным телом, как только глаза пилота закрылись, а свечение чипа на виске сменилось цветом индиго.


Включить дизайн