Марк.


День независимости (Independence Day) считается днем рождения Соединенных Штатов как свободной и независимой страны. Большинство американцев называют этот праздник просто по его дате — Четвертое июля (Fourth of July). Маркус входит в их число.
— За Четвертое июля и девочек волшебниц. – И он осушает бокал.
Сказать честно, то этот день, эта дата, никак совершенно на нем не сказываются. Дух патриотизма и всеобщей гордости за достижения прошлого удел коренных, но может отчасти фанатичных жителей USA, но никак не приезжих поляков.
Рассуждая на эту тему, на тему патриотизма, можно прийти к одному выводу касаемо отношения Марка к так называемым праздникам – ему в сущности все равно. Не все равно лишь только наполовину. Почему так? Ну… Нашелся повод выпить в компании такого же заурядного, как и он сам, человека.
— Станцевал бы? Слабо? — Парень указывает полупустым бокалом в сторону плазменного телевизора на стене, с хмельной ленцой и кривоватым оскалом на губах наблюдая за активными телодвижениями игрового аватара. Аниме-девочка динамично выплясывает, изгибая свои телеса и гибко ими взмахивая. Ими и, ну, другими, более пышными, вызывающе-открытыми. В любое другое время такое глубокое декольте вызвало бы шквал негодования, - говоря о другом, имеется ввиду время довоенное, кажется, - но как же хорошо, что времена поменялись и наслаждаться откровенной наготой и пошлостью можно открыто и беспристрастно. Но не ему. Страсть — это не про Шульца.

Его не привлекают женщины.

(но только одна…признай)

Нет… МНЕ?! НЕ СЛАБО! – Лицо Александра оказывается совсем рядом.

(И не привлекают мужчины.)

Их глаза... взгляды – глупые и косые от алкоголя – встречаются. Этот неловкий и вводящий в ступор момент, когда за секунду до роковой ошибки ты успеваешь прохрипеть лишь:
— Ты чего удумал, дружо… — и то не целиком, додумывая уже в голове то недосказанное «...чек.»
Алкоголь плавит мозг и разжижает кровь. Любит ли он – парень-ворона — это ощущение, эту легкость в голове. Честно? Нет. Однако, сейчас, когда его целуют, она пришлась совсем кстати. Можно дать себе немного поиграть в пьяного дурака: сначала – попытка оттолкнуть, после – принятие, и наконец-то – ответ. Марк с отдачей присасывается к мужскому рту и напирает; сосет, кусает и сминает губы; вплетается языком и резко отстраняется, смеясь с запрокинутой головой. Они ведь пьяные, так? Нужно вести себя соответствующе.

Придурок, Алекс! Станцевать, а не поцеловать, черт тебя дери! — Рот гнет в привычной, но искаженной вермутом улыбке, - М-м-м. – Облизывает будто невзначай губы, на деле смакуя вкус. На них сладость и горечь полыни вынуждает сдержать хмурость - вермут не самый любимый из существующих напитков, и чужие терпкие нотки. А он так пьян, что, кажется, должно быть вкуснее этого сочетания и нет ничего, наверное. Ворон не уверен.


Включить дизайн