Винсент.


Ставкой станет твое тело. Им я буду владеть безраздельно и воспользуюсь сполна. Едва ли ты представляешь последствия такого договора, Винсент
О, вот как. - Изящное запястье смыкается на вороновом черепе - набалдашнике, в пяльцы ладони вминая холодный и острый хром. Такой же холодный и острый, как глаза напротив. Однако, все то что он видел перед собой - пустышка, лишь образ скрывающий истинное лицо, которое демон с расчётливым хладнокровием продемонстрировал сейчас.
Мое тело. - Кажется, голос должен был дрогнуть - так бывало, и порой случалось, когда что-то вполне естественно ошарашивало его, но сегодня этого не произошло.
Признаться, это несколько обескураживает, сэр. Вполне логично было бы потребовать душу, но вы явно не из тех, кто следует клише. Но раз так... Хорошо. - Винсент не боялся, нет. Скорее он испытывал омерзение.
Раз такова цена... Что я должен буду делать?
Для начала хочу посмотреть и оценить то, что ты предлагаешь. - Играть с юношей никто не собирался, а за любое решение нужно отвечать.
Раздевайся. Я не особо прихотлив, но за увечья на теле торг может быть уместен. - Бэйли рассмеялся. Холодно. Так, словно змей искуситель управлял его ртом, искривленным для надменной усмешки.
В какой-то момент Галло почувствовал, что мог бы раздавить фигурную рукоять, однако же нарастающая боль отрезвляла. Цель - тоже. Его цель - безопасность того, кто ему дорог. Демон, конечно, не самый лучший из возможных вариантов, но юноша был уверен, что лишь только демон сможет сдержать слово данное однажды, и заключенное "на крови".
Что же -, была ли улыбка, что тронула губы столь же искренней, как желание того быть вежливым, несмотря на то, что ему диктовали. - Увечья на моем теле, мистер Бэйли...- Мальчишка отставил в сторону трость, прислонив ее к стене, заведомо медленно поднимая оба запястья вверх к воротнику идеально выглаженной черной рубашки, дрожащими пальцами по одной расстегивая посеребренные пуговицы. Постепенно ткань распахивалась на худом юношеском теле, обнажая аристократически белую кожу и претящие взгляду темные полосы тех самых увечий - его собственная магия без возможности отката изрубцовывала кожу своим непосредственно влиянием, акварельными пятнами и резкими мазками более грубой кисти устилая идеально-чистое полотно молодого тела.
-...как и травма детства - это то, что станет причиной торгов. - Галло сбросил с плеч темную ткань, в каждом движении сохраняя последовательность: рубашка падает на подлокотник дивана, дальше - брюки, они обнажили бедра и ровные ноги; открывая взгляду немногочисленные шрамы от собачьих клыков, и один самый яркий - от пули, что когда-то повредила ему коленный сустав.
Белье тоже?
А взгляд демона тем временем все больше гряз в азарте, предвкушении, что словно пневмония распространялась по легким, делая дыхание чуть затрудненным. Юное тело едва ли претендовало на то, чтобы назваться идеальным, неприкосновенным, чистым, однако несовершенства эти лишь подогревали грешную кровь, низменными толчками утверждая демона в том, чем еще можно раскрасить столь мрачную картину.
Снимай. Все. Полностью. - В словах не проскользнула даже тень эмоции, хотя внутреннее эго нараспев примеряло на себя роль художника. Творца. Повелителя.
Мужчина поднялся со своего места, небрежно скинув пиджак и оставив дорогую ткань бесформенной массой валяться на подлокотнике.
Это мое последнее предупреждение, прежде чем сделка состоится. Если ты не готов - хватай вещички и проваливай - Высокая, статная фигура приближалась к юноше с кошачьей грацией, хищно подавляя ауру контрактора своей. Пока еще есть время вернуть все вспять
Вы забываетесь, мистер Бэйли. Поумерьте свой тон, -холодно чеканит юный лорд, так смело говорит, однако внутренне все сжимается, сводит, крутит и так пугает, что даже тошно. Страшно, унизительно, неприятно. Сразу вспоминается то нежелательное рандеву в пролеске поздней осенью.
Мне нужна ваша помощь, иначе бы... -Последний клочок ткани оказывается в руках, после - где-то, и Винсент внезапно теряется в чувстве стыда, хотя, казалось бы, стыдиться было нечего - услуга стоила жертв, м? Даже если на кон поставлено чуть больше, чем просто тело. Абстрагироваться, малыш, ты умеешь лучше всего. Потому ли синева глаз тускнеет в корне, глубоким цветом разливаясь вокруг расширенных зрачков, когда демоническая аура, да и сам демон, навис над ним, как луна нависает над солнцем в часы затмения.
...иначе бы меня здесь не было.
А парнишка не промах, раз в такой ситуации находит в себе смелость в попытке поставить демона на место.
Занятно.
Очень занятно.
Был ли смысл заниматься ненужным словоблудием, когда точка невозврата оказалась достигнутой, стоило последнему слову сорваться с языка блондина?
И пусть сделка состоится. - Крепкая, горячая мужская ладонь обхватывает нежную, слишком изящную руку юноши, сжимая ее уверенно, но не причиняя боли.
- Это обещание. Бартер, заклейменный печатью. - Негромкие слова, прямой взгляд, фокус на синих глазах. Микроэлементы железа вытягиваются из обоих организмов, ненадолго покидая клетки эритроцитов, сталкиваются между собой и возвращаются обратно вперемешку - связь установлена.
Желаешь проверить действие договора в деле?
Молодой человек почти не смотрел на него, не поднимал взгляд до тех пор, пока тонкое запястье не оказалось в хвате грубой мужской руки, деликатно сцепившей длинные пальцы. Не больно - это странно. Вопрос в синеве глаз направлен в свет металлической радужки, прямо в чёрные бездны зрачков. Винсент засмотрелся, вслушался в бархат голоса, как в таинство произносимого заклятия, понимая - это конец, и он уже тонет в мёртвых водах Маналы.
Покажите мне...
Кончики пальцев, да все нагое и плавное в изгибах тело юноши трясло как от холода, но на деле он очень стался прервать этот непрошенный тремор, роняя в длань свободной руки скомканное в обречённой усмешке лицо.
-... Даниэль.
Демон чувствовал, как по венам его бежит кровь, не просто бежит, а скорее несется к каждому из органов, не просто доставляя необходимый для систем организма кислород, но и транслируя элементы чужие, инородные, слишком быстро прижившиеся в грешном теле.
Нет. Показывать будешь ты, - Прядь каштановых волос падает на лицо, прикрывая левый глаз Даниэля, стоит ему чуть склониться над телом юноши, чтобы прошептать:
Ласкай себя и не смей отрывать от меня взгляда.
Мужчина чуть отстраняется, сохраняя на лице след от триумфальной улыбки, низменно и алчно упиваясь чувством собственного превосходства. Отходит назад и упирается ягодицами в край высокого деревянного стола, выполненного на заказ.
Кого ты будешь представлять, Винсент, в попытке ублажить себя: учителя? друга? подругу-нефилима? - Слухами земля полнится и многое из того, что происходит вокруг имеет своих доносителей, даже у тех, кого эти сплетни раньше не касались.
Начинай.
Словно зритель, удостоенный спецпоказа невероятной премьеры, Бэйли, расслабленно начинает расстегивать пуговки на своей рубашке, сантиметр за сантиметром обнажая упругую, чуть потемненную загаром кожу. Механизм из черной стали, вживленный в его плечо наподобие татуировки, приходит в действие, заставляя каждую шестеренку двигаться.
(ублюдок)
Что-то внутри, прямо в подреберье неприятно сжалось, екнуло и ухнуло вниз, обливаясь кипящей и бурлящей кровью.
ха-ха,- в свойственной лишь ему манере сухо хохочет изогнутый рот, как белая трещина на корке покрывавшей прибрежные воды Аляски льда, так и улыбка на тонких устах со звуком рассекла черты лица. Винсент отстранил дрожащую ладонь, роняя на плоть внутренней её части сверкающий полярный взгляд, насыщенный магией, как сосуд питьевой водой; смотрит на узловатые тонкие пальцы и медленно сжимает их в кулак, проверяя, не кажется ли ему, что они онемели.
Не кажется, - и непослушные, претящие продолжению кончики, как кисти в руках художника - руками Даниэля - дотронулись глубоких теней на ключицах, скользя вниз по жилистому юношескому телу; подушечки пальцев погружались в едва набиравшие силу рельефы кубиков пресса, повторяя перепады высот, то опускались ниже, то вновь поднимались вверх к пупочной впадине, уделяя внимание тем участкам кожи, что по его мнению реагировали ярче.
И все это время юный лорд не сводил прямого взгляда с демона, касаясь его тела глазами, как касался самого себя - медленно, растягивая время, немного неуверенно, но с чувством. Поймите, он не был из тех, кто позволял бы чувствам закипать! Однако, сейчас, когда к его движениям приклеен металлический блеск демонических глаз, каждую клеточку в организме тёмного мага пронизывал электрический разряд, находя отклик в томлении внизу живота. Ему нравилось? - "Винсент",- голос в голове, мурашки, сдержанный беззвучный выдох обрывает резцами на нижней губе. Галло хотел бы опустить взгляд, но вместо него опускает на пах ладонь.
Вы жестоки.



Включить дизайн